Среда, 10 июня 2015 09:25

Лекарства против деградации

Written by
Rate this item
(17 votes)

 

За последние два десятка лет население Кольчугинского района сократилось более чем на 5,5 тысячи человек (с 61913 человек в 1989 г. до 56351 в 2010 г.).

Смертность в районе почти в два раза превышает рождаемость. На 544 родившихся в 2011 году приходилось 1066 умерших.

 

Молодёжь не стремится остаться в районе. Даже управление образования официально признало, что среди причин тяжёлой кадровой ситуации в сфере образования числится низкая привлекательность нашего города.  

В районе (напомню, что город – это часть района) осталось всего 32 тысячи человек работоспособного возраста. В 2003 году их насчитывалось около 34,5 тысячи.

Уровень безработицы сейчас минимальный (1,6 процента, то есть на учёте в Центре занятости населения в начале 2012 года числилось чуть более 500 человек). Но ещё четыре-пять лет назад устами одного из высокопоставленных чиновников было озвучено приблизительное количество кольчугинцев, работающих в Москве и других крупных городах, - 5 тысяч. Точные цифры, разумеется, сегодня никто не назовёт. Этой статистики просто не существует. Но ощущение такое, что количество кольчугинцев, занимающихся, как говорили в старину, «отхожими промыслами», за последние 2-3 года выросло в полтора – два раза.

Очевидно, что поездки работоспособных кольчугинцев на заработки в другие города также будут способствовать сокращению населения. А переселяться они будут вместе со своими семьями.

Дальнейшее уменьшение числа работоспособных жителей приведёт к снижению покупательной способности населения, и будет создавать проблему нехватки квалифицированных кадров, особенно для мелких предприятий. Это в свою очередь приведёт к разорению предприятий, занимающихся обслуживанием населения и сворачиванию мелких производств. На определённом этапе может возникнуть порочный круг, когда демографические проблемы будут влиять на экономику района, а упадок экономики будет в свою очередь влиять на демографию. Биологи доказали, что если плотность популяции падает больше, чем наполовину, то ее деградация ускоряется. Примерно то же самое происходит и с людьми. Если численность трудоспособного населения региона падает ниже этого значения, то все процессы депопуляции ускоряются.

Чтобы предотвратить превращение нашего города в деревню, а сельской части района - в заросшую лесами обезлюдевшую местность нужно решить три основные задачи.

 Первое - повысить рождаемость и сократить смертность.

 Второе - вернуть домой кольчугинцев, работающих в других городах.

 Третье - сохранить молодёжь.

 

Рецепт 1: земля и жильё многодетным

На рождаемость сегодня оказывают влияние несколько основных факторов. Один из них - последствие Великой Отечественной войны. Демографическая яма, созданная ею, по-прежнему не желает затягиваться. Эхо войны накатывает на нас уже четвёртой волной. И с этим ничего не поделаешь.

 

Другой фактор - культурная традиция. Русские женщины, как и большинство женщин европейских народов, хотят, чтобы их дети имели достаточно высокий уровень комфорта, приличное воспитание и хорошее образование. Кроме того, многие женщины сами считают необходимым получить высшее образование и сделать профессиональную карьеру. И с этой точки зрения, чем меньше детей, тем легче. Но главным сдерживающим моментом в России всё-таки остаётся идея о том, что не стоит плодить нищету. Зарплаты большинства отцов недостаточны для того, чтобы прокормить жену и ребёнка, не говоря уже о двух-трёх детях. О доходах матери во время отпуска по уходу за ребёнком до полутора лет лучше помолчать. Эта величина пренебрежительно мала. И если один раз семья может перенести катастрофическое падение своего уровня жизни, то повторить этот эксперимент ещё раз многие не решаются. Хотя желание-то есть. В качестве примера можно привести семьи «новых русских». Во многих из них по два-три ребёнка. Ещё можно вспомнить реакцию общества на реализацию Правительством идеи материнского капитала. Рождаемость-то реально повысилась! То есть введение реальных пособий для матерей, находящихся в отпуске по уходу за ребёнком до полутора лет, могло бы значительно повысить рождаемость. Причём сумма этого пособия должна быть равна не менее чем трём размерам минимальной оплаты труда, то есть на сегодня это 12-15 тысяч рублей. Но решение этого вопроса в компетенции федерального Правительства. На местном уровне в этом плане ничего не сделаешь.

Зато на уровне района и города можно было бы оказать активную поддержку многодетным семьям. Первое, что приходит в голову - это настоящая реализация идеи Президента России о выделении многодетным семьям земельных участков. Я говорю о настоящей реализации, а не об имитации исполнения, которую продемонстрировало наше областное Законодательное Собрание. Право слово, предоставлять земельный участок для строительства жилья тем семьям, которые докажут справками, что у них нет и не будет в ближайшее время средств для того, чтобы хоть что-то построить на этом участке – это было несерьёзно.

Понятно, что всех сразу землёй не обеспечишь. Хотя, так ли это? У нас в городе и районе зарегистрировано всего 262 многодетные семьи. Так ли тяжело будет выделить им участки соток по 15? К тому же не всем эти участки необходимы. Люди состоятельные давно уже обзавелись своими собственными домами. Можно было бы ограничить количество претендентов какой-то суммой дохода на одного человека и качеством имеющегося жилья (в это понятие включать не только квадратные метры, но и год постройки, степень благоустройства здания). Надо в первую очередь извлекать многодетные семьи из трущоб. В крайнем случае, можно пойти по пути Ивановской области, где предоставление участка гарантировали всем семьям, в которых третий или последующий ребёнок родился после определённой даты. Есть законодательные препоны? Тогда надо обращаться по поводу их устранения к нашему депутату в областном Законодательном Собрании Д.В. Ситько и, наверное, прямо ко всему ЗС от имени обоих Советов

 Конечно, нужно к участкам подвести коммуникации. Это затраты. Но если делать всё на одной компактной территории, то получится гораздо дешевле.

И, кстати, 20 многодетных семей у нас стоят в очереди на улучшение жилищных условий. А почему бы не совместить предоставление участка и предоставление жилья? Можно было выделить для этих 20 семей участки, достаточные и для жилья, и для разведения огорода,и построить на них коттеджи. Быть может, коттеджи строить слишком дорого. Есть вариант строительства таун-хаусов. Это значительно дешевле. По сути дела те же коттеджи, но с общими боковыми стенами. Технология в нашем городе уже опробованная.

 Тут же встаёт вопрос о средствах. На все 20 семей по грубым прикидкам потребуется миллионов 30. Может быть, поищем? Разработать по этому поводу специальную программу. Взять материнский капитал семей, который ещё не израсходован, попробовать договориться о поддержке из области. Программа, конечно, для города и района должна быть совместная. И тут же нужно налаживать конвейер предоставления жилья тем семьям, в которых рождается третий ребёнок. В конце-то концов, есть у нас в администрациях специалисты, которые смогут увязать в один комплекс вопросы предоставления участка, строительство таун-хаусов (оптом - дешевле), ипотеку, залог с последующей продажей старого жилья, использование материнского капитала, бюджетную поддержку?  

Если для кольчугинцев станет аксиомой, что рождение третьего ребёнка приводит к улучшению жилищных условий, то результаты не замедлят сказаться на показателях рождаемости. Ну, а на «нет» и суда нет. Будем деградировать дальше.

 

Рецепт 2: спасти здравоохранение

Помимо рождаемости есть ещё и смертность. Она слишком высока. И самое печальное - это значительная смертность среди трудоспособного населения. Основные её причины - сердечно-сосудистые и онкологические заболевания, несчастные случаи, ДТП, болезни органов дыхания, самоубийства, алкоголизм. О ДТП, самоубийствах и алкоголизме - разговор отдельный. И мы обязательно эту тему поднимем. Но отметим сейчас только то, что не эти факторы занимают первые места в списках потерь. Главное - это болезни. Противопоставить им можно качественное медицинское обслуживание. А вот как раз качество медицинского обслуживания уже сейчас (не говоря о ближайшем будущем) напрямую зависит от решения кадрового вопроса. Если сегодня ЦРБ обеспечено кадрами только наполовину, то завтра может остаться одна треть. Причём если в ближайшие месяцы Правительство и Госдума решат поставить перед работающими пенсионерами выбор: работа или пенсия, большинство выберет пенсию. И тогда катастрофа в образовании и медицине наступит не через 5-7 лет, а с момента вступления в силу этого законодательного новшества. Лечить и учить будет просто некому. Хоть немного затормозить ухудшение ситуации может совместная (города и района) программа предоставления жилья молодым врачам, приезжающим в Кольчугино для работы в нашей больнице.

Сегодня полномочия по медицине находятся у областной власти. Район и город не очень-то стремятся в это вмешиваться. Понятно, что своя рубашка ближе к телу и за неисполнение собственных полномочий с районной и городской властей взыщется. А за медицину, вроде бы как отвечает область. Вот она пусть и платит. И город, не моргнув глазом, повышает ставку налога на землю, изымая из кармана ЦРБ 7 млн. рублей в год. Только вот беда, область компенсировать нашей больнице деньги не будет. У неё своих забот достаточно. И в Кольчугинской ЦРБ никто из областного начальства лечиться не собирается. А ведь на эти деньги можно было купить по сегодняшним ценам семь вполне приличных двухкомнатных квартир для врачей ЦРБ.

И не стоит говорить, что Закон запрещает муниципалитетам беспокоиться о поддержании собственного здравоохранения. В конечном итоге передача полномочий не означает, что вместе с ними в область передали и все проблемы медицины.  Речь-то идёт о том, что при нынешнем раскладе дел лет через 10-20 Кольчугину может не понадобиться ни районная, ни городская власть. Кольчугинское сельское поселение в составе Юрьев-Польского района сможет обойтись одним старостой. Конечно, можно жить по принципу Людовика XIV«после нас - хоть потоп». Но что если потоп начнётся ещё при нашей жизни?

Ещё раз повторюсь, что речь идёт о выживании и города, и сельских поселений района. Без полноценной ЦРБ в городе не будет ФАПов на селе. В такой момент и городской, и районной власти нужно объединиться и создать программу поддержки нашей медицины. Эта программа нужна сегодня. Завтра она может не понадобиться. ФАПу, в который превратится ЦРБ, врачи вообще не нужны.

 

Рецепт 3: инвестор

Итак,от 5000 до 10000 кольчугинцев работает в Москве и других городах нашей необъятной Родины. Работают не по собственной воле, а потому, что в Кольчугине хорошей работы просто нет. А в ближайшее время будет ещё хуже.

Завод «Электрокабель» чётко встал на путь оптимизации производства. Это значит, что все малодоходные и слишком трудоёмкие производства будут либо закрыты, либо переведены на другие предприятия холдинга, в который входит завод, туда, где ниже издержки и выше прибыль. С точки зрения экономики это разумное и правильное решение. Беда только в том, что на другие предприятия переведут производства, а не людей. Люди с этих производств пополнят ряды безработных. Учитывая то, что самыми высокорентабельными производствами на «Электрокабеле» являются самые современные производства с минимальным количеством работников, можно смело предположить, что в ближайшие три-четыре года (а может быть, и того меньше) численность заводчан может сократиться в разы. И сокращение это столь же неизбежно, как приход зимы. За последнюю пятилетку завод уже сократился примерно на полторы тысячи. Ни в коем случае нельзя за это осуждать руководство завода. Главная цель существования любого коммерческого предприятия – получение прибыли. Не будет прибыли – не будет предприятия. А в этом случае безработными останутся все. И налогов в бюджет тоже не будет.

Того же самого следует ожидать от ЗАО «Кольчугцветмет». Модернизация оборудования и совершенствование технологических процессов (очень хочется надеяться, что они всё-таки будут) обязательно повлекут за собой новые сокращения рабочих мест.

 Из сказанного нужно сделать один вывод. Кольчугину требуется в ближайшее время создание нескольких тысяч рабочих мест. И места эти должны быть настолько качественными, чтобы на них пошли устраиваться те, кто работает в Москве. Откровенно сказать, это утопия. Есть ли у нас хоть шанс добиться такого результата?

 Во-первых, надо учесть, что инвесторов по области распределяет губернатор. А главным принципом, которым он руководствуется при отправке появившегося инвестора в тот или иной район – состояние района. Как хорошая мать больше всех любит того ребёнка, которому в данный момент хуже всех, так и губернатор пытается помочь районам, где дела обстоят хуже всех. А в Кольчугине, по мнению губернатора, – всё более или менее сносно. Он Кольчугино помнит ещё по тем временам, когда сам у нас работал. И, вероятно, до сих пор уверен в силе нашей производственной базы. А как ему не быть в этом уверенным, если в отчётах наших администраций всё хорошо?  Мы и то успели сделать, и это, и даже десяток новых рабочих мест создать. В общем, Кольчугино и район по отчётам держатся стабильно в первой пятёрке лучших в области. А кому придёт в голову успешным помогать? А в городе, между тем, за последние 20 лет потеряны около 8000 рабочих мест, и не меньше четверти работоспособного населения в Москве трудится, а о перспективах лучше вообще не думать. В общем, не будет у нас сдвигов, пока власти не смогут показать губернатору настоящую картину падения (а это для них страшно – можно и кресла лишиться).

Но показать глубину деградации – мало. Надо ещё и самим шевелиться. Разумные вещи сказал на последнем ежегодном экономическом совещании глава администрации района Андрей Митрошкин: «Работа администрации в ближайшей перспективе должна быть направлена на дальнейшую разработку реестра инвестиционных площадок, определения их привлекательности для потенциальных инвесторов с  точки зрения расположения, оснащённости инженерной инфраструктурой с последующей визуализацией этих площадок на картах-схемах и планах района. Такими площадками могут быть и земельные  участки, и существующие, но неиспользуемые производственные мощности, как муниципальные, так и находящиеся в частной собственности». Правильно. Имея такой реестр, можно рекламировать эти инвестиционные площадки и в областной администрации, и в среде крупного и среднего бизнеса, как в Москве, так и за границей. И газификация, которой плотно занялась районная администрация – тоже плюс к нашим возможностям.

А ещё хотелось бы обратить внимание на опыт наших соседей из Струнина. Там создан так называемый «промышленный парк». Он представляет подготовленную для строительства промышленную территорию с объектами инженерной инфраструктуры, коммуникациями и комплексом услуг обеспечения бизнеса, в том числе: охраняемой территорией, административным зданием, стоянкой большегрузных автомобилей. В апреле на территории только что созданного парка пожелали разместить свои производства более полусотни резидентов (http://www.alexnews.info/archives/9157).

 Кроме того, стоит обратить внимание на мелкий бизнес. И опять отметим, что в правильном направлении пошла районная власть (и Совет, и администрация). Гранты – молодёжи на конкурсной основе под бизнес-проекты, идея создания бизнес-инкубатора, поддержка предпринимателей при получении кредитов в банках. Есть своя программа поддержки предпринимательства и в городе. Правда, двухсот тысяч в год на эти цели явно мало. Но наличие программы – уже плюс. Надо развивать это направление. И хорошо бы объединить усилия города и района, потому что ситуация в кольчугинском малом бизнесе постепенно ухудшается с 2009 года. Деловая активность падает прямо на глазах. По некоторым косвенным данным можно утверждать, что она у нас ниже, чем в Александрове, Юрьев-Польском и даже в умиравшей десяток лет назад Собинке.

Сейчас нужно глубоко задуматься над тем, как лучше использовать кадры, которые будут сокращаться на заводах. Наверное, самое время местным властям (и города, и района) хорошенько изучить этот вопрос и совместно с заводами, Центром занятости подготовить программу решения этой проблемы. Обязательно надо сделать попытку привлечь к этой работе областные власти.

 

Рецепт 4: работа, жильё, комфорт

Чтобы понять, как остановить поток молодых уезжающих из города, надо сначала задуматься над тем, чего хочет молодёжь.

А хотят молодые простых вещей.

Хорошей (в меру престижной, прилично оплачиваемой, интересной и перспективной) работы.

Приличного жилья (желательно отдельного от родителей и не имеющего больших коммунальных проблем).

Комфортной окружающей среды (чистый и безопасный город, в котором есть где купить всё необходимое для жизни, и есть, где провести свободное время).

Запросы у большинства не такие уж великие. Но, увы, сегодня в нашем городе почти неосуществимые.

С работой (тем более для молодых) – проблемы. Выбор если и есть, то небогатый. Большинство предлагаемых профессий особой престижностью не страдают, а зарплату предлагают такую, что и одному-то на неё прожить сложно. А молодые – они на то и молодые, что им нужно в кратчайшие сроки и семью создать, и детей родить. В преклонном возрасте это делать несколько тяжеловато.

С жильём для большинства, конечно проблемы нет. За редким исключением счастливчиков, попавших в муниципальные и областные программы, дело обстоит так. Есть у родителей деньги – будет у тебя жильё. Ну, а нет - так и не будет. Нет жилья – нет проблем.

Коммуналка наша… Ох-хо-хо… Оставляет желать лучшего. И если тот же Юрьев-Польский смог привлечь для капитального ремонта домов хорошие федеральные деньги, наш город и наш район пролетели над этой темой, как фанера над Парижем. Забавно получается. Мы не в состоянии воспользоваться даже тем, что предлагают сверху. После этого надежда на проявление какой-либо собственной инициативы нашими властями становится весьма сомнительной.

А что касается комфортной среды обитания, то для этого, конечно, нужны новые кафе, клубы и кинотеатр.  Но если молодые не получат хорошей работы, им это всё ни к чему. Бесплатно в кафе не пообедаешь, за рубль в кинотеатр уже не сходишь. И где-то рядом с этими выводами лежит вопрос о привлекательности города, его престижности, если хотите. В первую очередь эти представленияформируется в умах людей. Если есть чем гордиться и на что надеяться, то это уже будет привлекательным. Если, конечно есть…

Но с другой стороны разве город с добитыми дорогами, тротуарами со следами былого асфальта и домами в кляксах граффити может быть привлекательным? Помните, совсем недавно, каких-нибудь лет десять назад большинство из нас гордились нашим городом. «Кольчугино» звучало круто! А теперь? Глядя на надписи на стенах домов и новеньких автобусных павильонах, ощущаешь, что умирает дух нашего города. А мазня на фасадах – это всё равно, что сыпь на теле при каком-нибудь инфекционном заболевании.  Те же, кто эти граффити рисует – не более чем микробы, которые подавляются иммунной системой, когда организм здоров. Но если он ослаб, микробы плодятся со страшной скоростью. Это относится и к вопросу безопасности. Последние годы по нашим улицам в тёмное время суток лучше не ходить.

 

Осложнение: малые города – группа риска

За период между переписями населения 2002 и 2010 годов по официальным данным с карты России исчезло 8,5 тысячи сел, а число необитаемых сельских населённых пунктов возросло с 13,1 до 19,4 тысячи. В настоящее время каждое третье село насчитывает менее 10 жителей.

Сокращение количества населённых пунктов и укрупнение остающихся – процесс исторический и неизбежный. В нашей стране он фиксируется примерно с XIV века, когда Русь из страны деревень-однодворок (а, по сути, хуторов) стала превращаться в страну сёл и сельских общин. Нередко этому процессу активно способствовало государство. В больших населённых пунктах в условиях небольших расстояний гораздо легче решать проблемы инфраструктуры, социального обеспечения и контролировать население. Последняя волна государственного вмешательства в этот процесс проходила в 60-е – 70-е годы прошлого века под флагом ликвидации неперспективных сёл и деревень. Тогда жители малых населённых пунктов по государственной программе переселялись в бесплатно предоставляемое жильё на центральных усадьбах колхозов и совхозов. Ключевое слово тут – бесплатно.

Сворачивание программы снизило темп вымирания села, но не остановило его. С середины 80-х годов до недавнего времени этот процесс всеми экспертами и политиками оценивался как негативный. Но вот в 2009 году Правительство России пересмотрело свои взгляды. Вымирание села и малых городов больше не рассматривается учеными и чиновниками как опасная проблема. Наступление «дикого поля» на обжитое пространство России – это не угроза, а условие развития, под которое следует адаптировать политику. Была даже подготовлена программа развития 20 крупнейших городских агломераций России. Предполагалось, что федеральный бюджет сконцентрируется на поддержке самых крупных городов страны, поощряя население провинциальной глубинки переселяться в них.

Смысл построения агломераций: создать центры развития, вокруг которых будут группироваться небольшие города. Содержание и развитие дорог, коммунальных сетей, здравоохранения, образования и культуры в большом городе обходится в разы дешевле, чем в малом, не говоря уже о сельской местности. В агломерации резко повышаются возможности для создания и безбедного существования бизнеса в самых разных отраслях, особенно в сфере услуг и новых технологий. Агломерации способны самостоятельно зарабатывать деньги, обеспечивая развитие всей необходимой им инфраструктуры – в том числе и близлежащих деревень, которые должны получить конкретный заказ на производство определенной продукции для заранее указанного рынка сбыта. Кстати, статистика показывает, что и урожаи, и надои в пригородной зоне систематически выше, чем в глубинке. В общем, «плюшек» от развития крупнейших городов очень много. И, вероятно, делать это надо. Агломерации могут стать теми локомотивами, которые вытащат нашу страну из болота стагнации.

Ожидалось, что осенью 2009 года Президент России (тогда это был Д.А. Медведев) выступит с посланием Федеральному Собранию и озвучит эту программу. Но в послании об этом не прозвучало ни слова. Вероятнее всего власти посчитали, что создание двадцати крупных самодостаточных агломераций может в перспективе привести к новому развалу страны. Попытались снизить количество агломераций до 5-6. Опять получилось неудовлетворительно. Но идея осталась.

«Освоение территории России надо начинать с земель вокруг крупных экономических центров. Расширение «агломерационного радиуса» наших городов в полтора-два раза увеличит доступную территорию в несколько раз», - писал Владимир Путин в статье «О наших экономических задачах» в январе этого года, незадолго до того как был избран президентом страны. Фактически этот тезис можно воспринимать как новую стратегическую программу, которая уже начинает реализовываться вместо прежних проектов.

Вот только у каждой медали есть две стороны. И проблема с развитием агломераций заключается в том, что федеральный бюджет не безразмерен. А если быть совсем откровенным, то следует сказать, что он перенапряжён. И ускоренное развитие агломераций будет означать то, что на остальную провинцию просто махнут рукой. Под угрозу исчезновения попадут уже не деревни и сёла (хотя их чаша сия не минует), а небольшие города, вроде нашего. Исследования экспертной группы в рамках обновления Стратегии-2020, под руководством профессора Вячеслава Глазычева, показало, что при сохранении современных тенденций, Россия потеряет в обозримое время треть малых городов. И спасать их Правительство не намерено.

В декабре 2011 года тогдашний министр экономического развития Эльвира Набиуллина (теперь она помощник Президента), выступая на Московском международном урбанистическом форуме заявила: «Нам вряд ли удастся сохранить жизнеспособность всех малых и средних городов. Убывание городов небольшого размера - это такая непреодолимая глобальная тенденция…,  потому что крупные города в современном мире — заведомо более экономически эффективные и устойчивые субъекты по сравнению с теми, что завязаны на судьбу 1-2-3 предприятий».

Министр привела оценки некоторых экспертов, согласно которым поддержка неэффективных городов стоит стране около 2-3% экономического роста ежегодно.

В ближайшие 20 лет из малых и средних городов может высвобождаться и мигрировать в крупные города до 15-20 миллионов человек.

Это выступление вызвало самое резкое возмущение со стороны участников проходившего через полтора месяца Всероссийского Форума Союза малых городов Российской Федерации. Большинство руководителей малых городов отлично понимают значение таких слов.  Однако голос малых городов практически не слышен на уровне Правительства. И некоторые эксперты полагают, что недавняя отставка  министра регионального развития Олега Говоруна заметно оживит идею ускоренного развития агломераций.

Теперь зададимся вопросом: «Как выглядят шансы нашего города на выживание в свете новой правительственной политики?»

 

Уж лучше эвтаназия

Увы, нам не повезло. Москва приняла решение развиваться на юго-запад, а не на северо-восток. Стать спальным районом или дачной деревней Москвы нам не суждено. На эту роль больше подходят Александров или Петушки, от которых до столицы можно доехать на электричке. От нашего города электрички не ходят. И те, кто ездят из Кольчугина на работу в другие города, рано или поздно постараются там и остаться.

Демографическая динамика у нас отрицательная. Мы вымираем.

Молодёжь уезжает из города и не возвращается.

Дело идёт к тому, что для обслуживания двух самых крупных наших заводов после всех модернизаций будет достаточно и небольшого рабочего посёлка, как это было при купце Кольчугине. Новых инвесторов в разгар мирового кризиса ждать не приходится.

- Доктор, - спрашивает пациент, - а я буду жить?

Врач сочувственно смотрит на него и произносит:

- А стоит ли?

Если мы сами не можем себе помочь, если Правительство уже запланировало нашу ликвидацию, то стоит ли мучиться? Может быть, вместо того, чтобы ремонтировать ненужные в перспективе дороги и бессмысленно вкладывать деньги в коммунальную инфраструктуру, подготовить программу переселения наших жителей, к примеру, во Владимир? Построим там микрорайон «Кольчугино» и общими усилиями всем районом переберёмся в благоустроенный областной центр с качественным медицинским обслуживанием, хорошими дорогами и массой развлечений. Уж Владимир-то неперспективным не назовут… А здесь пусть останутся леса с оленями и кабанами, дачники из Москвы и небольшой посёлок с двумя-тремя мощными и богатыми предприятиями. Просто идиллия. Это гораздо лучше, чем жить в условиях нищеты и коммунального хаоса в гибнущем городе. Ведь если ничего не изменится, именно таким будет наше будущее.

Впрочем, умирание любого человека – это тоже «непреодолимая глобальная тенденция». И, тем не менее, большинство из нас умирать не спешит. Но для этого нужно желание. Желание жить. Даже в том случае, если по тебе уже составлен некролог. Вот и в нашем случае со смертью города можно бороться, но только, если наши городские и районные власти этого по-настоящему хотят. Если же нет, тот лучше эвтаназия. Пусть готовят программу переселения.


Альберт Герасимов

Read 10105 times Last modified on Четверг, 11 июня 2015 09:10

Leave a comment

Ваш комментарий

ЧэПэ

Блоги

  • Проект "фильерная"
    Лазер и алмазы - есть в этом сочетании нечто завораживающее. Пучок света - тончайшая красная…
  • Сколько лет Деду Морозу?
    День рождения Деда Мороза следует отмечать 18 ноября. Так по крайней мере полагают в Великом…
  • О ДОГМАТЕ НАТУРАЛЬНОГО РЯДА
    Целые числа создал господь бог, остальное — дело рук человеческих.Л.Кронекер Конечно, никто в настоящее время…
  • Достаточно прикидывать
    Владимир Аркадьевич Орлов, был человеком недюжинных талантов и весьма примечательной внешности. Седовласый, сутулый, двухметрового роста,…
  • Медь всему голова
    Семь металлов создал светПо числу семи планет:Дал нам космос на доброМедь, железо, серебро,Злато, олово, свинец…Сын…
  • Про Луну и НЛО. О ценности наблюдений.
    Сначала сказка, в собственном кратком изложении без восточных цветистостей. Жил-был Падишах, и была у него…
  • Как считать цыплят по осени
    Яков Перельман в книге "Загадки и диковинки в мире чисел", в главе "Таинственные знаки" описывал…